Интервью с ariel makes gloomy

интервью - 27.06.2018 04:10

Четыре части одного целого.

В начале прошлого года на японской музыкальной сцене появился необычный проект под названием ariel makes gloomy. Четверо его участников - Ishitami (клавишные/вокал), Toshiaki Wada (гитара), Yusuke Seki (бас-гитара) и Yusuke Sasaki (барабаны) - создают необычную, запоминающуюся музыку, сочетающую в себе множество разных жанров.

К релизу второго EP, oxymoron, мы решили получше узнать коллектив и поговорили с его участниками о творчестве, вдохновении, стоящем за двумя работами, а также мечтах и даже русских группах.

Привет! Спасибо, что согласились пообщаться с нами и поздравляем с релизом второго EP. Поскольку многие наши читатели с вами ещё не знакомы, то для начала представьтесь, пожалуйста.

Ishitami: Мы - ariel makes gloomy. Не группа, а проект, состоящий из четырёх частей. Его идея заключается в создании звучания, которое мы можем делать лишь вчетвером.

Нам часто задают вопрос: «Вы правда не группа?». На что мы четко отвечаем «нет». У каждого из нас своё видение, свой подход к созданию музыки. Как раз потому, что мы - проект, нам удается сохранять свободу и креативность, выраженные при помощи песни. Возможно, это легче понять, если воспринимать наше творчество как «переработку» звучания, которое могло бы быть у группы из четырёх участников.

Название ariel makes gloomy звучит мрачно и загадочно. Почему вы решили остановиться именно на нём?

Ishitami: Какого-то глубокого смысла у названия проекта нет. ariel может читаться как «ариэль», у него много значений. Например, в шекспировской пьесе «Буря» так зовут духа воздуха. И нам нравится слово gloomy, его можно перевести как «меланхолия». Так и родилось название проекта.

Ваше творчество не вписывается в рамки одного жанра: в музыке сочетаются поп-элементы, рок, пост-рок и множество других. Вы изначально планировали играть на стыке нескольких направлений или же необычное, местами космическое звучание родилось во время экспериментов?

Ishitami: Мы с самого начала не придерживались каких-либо жанров, а подход к созданию композиций постоянно меняется. Мы черпаем вдохновение, отталкиваясь от мелодии, барабанного ритма, бас- или гитарной партии, а затем в студии дорабатываем треки, пересматривая то, что родилось само собой.

Это не похоже на метод проб и ошибок, заранее мы ничего не планируем. Возможно, просто общаемся с помощью звуков. Для нас это естественный подход, здесь нет ничего уникального.

Yusuke Sasaki: Мы сразу решили, что не будем творить в рамках одного жанра. Мне нравится, что у каждого из нас есть возможность проявить себя. Я верю, что пока мы пишем музыку вчетвером, у неё будет свой собственный стиль. Меня не пугает, если песни будут различаться между собой.

Toshiaki Wada: Мы изначально не хотели привязываться к какому-то жанру в процессе создания песен. Иногда мы можем попробовать разрушить атмосферу какой-то композиции, иногда сохраняем её.

Yusuke Seki: У меня, как у басиста, в голове есть определенные жанры. Однако зачастую мы создаем песни, не думая о том, к какому стилю они относятся. То, что вы называете «необычным звучанием», рождается на этапе проб и ошибок, когда я использую свой любимый стиль игры. Это то, что характеризует меня.

А как бы вы сами в одном предложении описали свою музыку для тех людей, кто ещё не слышал ваших песен?

Yusuke Sasaki: Мы хотим, чтобы нашу музыку слушали без предубеждений. Мы создаем то, что можем создать только наша четвёрка, не ориентируясь на определенную аудиторию или ситуацию.

Ishitami: Сразу скажу, что мы будем счастливы, если вы послушаете нашу музыку и пришлете нам свои отзывы. У нас нет установки играть в одном стиле и привлекать его поклонников. Мы будем рады, если вы просто послушаете нашу музыку и получите удовольствие.

У вашего первого релиза, carbonium, есть интересная особенность - четыре трека, несмотря на разное настроение и динамику, не выглядят обособленно, а ощущаются как одна большая композиция. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о работе над дебютной пластинкой. Как достигался такой эффект и хотели ли вы вообще добиться его?

Yusuke Sasaki: По правде говоря, не сказать, что какая-то из этих песен была создана специально для carbonium. Мы просто отобрали композиции, а в результате, как мне кажется, появилось странное ощущение целостности, и всё произведение засияло новыми красками.

Yusuke Seki: Мы не задавались целью создать единое произведение. Однако несмотря на это, та музыка, которая получилась у нашей четверки, переплетается и создаёт целый мир, космос. Это и есть ariel makes gloomy. Для нас важно, чтобы в итоге получилось именно «наше» звучание.

Toshiaki Wada: Не думаю, что мы преследовали цель создать единое произведение. Это естественный результат нашей работы в команде. Мне было важно выразить свои чувства и фантазии через звуки. Я стараюсь найти наилучший подход к каждой песне, поэтому не особо задумываюсь о результате как о едином целом.

Ishitami: Мы не старались отбирать песни, отталкиваясь от названия пластинки. Выбирая из имеющихся композиций, мы останавливались на тех, которые, на наш взгляд, больше всего порадуют слушателей. В результате получилось целостное произведение. Если те, кто его слушает, чувствуют именно это, то мы рады этому. Вероятно, наши усилия и самоотдача создали ощущение единства.



На oxymoron, втором ЕР, появилось куда больше электронных элементов. Особенно это заметно в focal point. Чем вы вдохновлялись во время работы над релизом? Какие исполнители оказали влияние на звучание?

Toshiaki Wada: Мы не черпали вдохновение в чем-то конкретном. Нам просто хотелось создать композиции с интересным звучанием. Может быть, в музыке вы найдёте нечто веселое, но слова песен грустные. Я постарался отразить это в гитарных соло.

Ishitami: Источник вдохновения у каждого свой, но мы не собирались раскрывать его в песнях. К слову, это касается любого нашего трека. Из композиций, что у нас были, Wada отобрал треки с самым сложным звучанием. При написании клавишной партии я хотела добиться звучания синтезатора Муга, но при этом сохранить баланс с гитарой. Помимо этого, мы планировали выделить барабаны и бас-гитару. Трек получился из сочетания этих элементов.

На втором EP вы вновь смешиваете несколько музыкальных направлений. Любителям каких жанров вы бы порекомендовали oxymoron в первую очередь и почему?

Yusuke Seki: Не знаю, какой жанр может послужить поводом послушать нашу музыку, но мы будем счастливы, если вам понравится хотя бы одна из четырех песен. А затем, возможно, вы заинтересуетесь творчеством ariel makes gloomy.

Ishitami: Сложно выбрать конкретный жанр. У меня нет представления, какие это должны быть жанры. Сложно объяснить… Когда я слушаю музыку, то не думаю, к какому жанру она принадлежит. Просто слушаю музыку. Поэтому я была бы рада, если бы вы просто слушали, не задумываясь о таких мелочах.

Поскольку многие ваши зарубежные слушатели не знают японского, то каких историй следует ожидать слушателям от oxymoron?

Ishitami: Зачастую мы пишем не о том, что хотим сказать в данную минуту, а о том, что мы пережили. О чем-то, что неизменно существует внутри нас. Поэтому у oxymoron нет единой истории, но, наверно, эти четыре композиции можно сравнить с временем суток:

focal point – середина дня
twilight – вечер
gradiation – ночь
place before dawn – утро.

Кто в группе отвечает за музыку, а кто - за тексты песен? Или каждый из участников может в любой момент добавить в трек что-то от себя?

Ishitami: Мы сочиняем все вместе. Мы все – композиторы и не называем конкретного автора. Если у вас есть свои предположения, нам было бы интересно.

Японская музыкальная индустрия очень конкурентна. Особенно если говорить о начинающих группах, которые не играют в популярных стилях, а стараются идти своим путем. С какими проблемами может столкнуться новичок и с какими из них приходилось сталкиваться лично вам.

Ishitami: Любая музыка по-своему уникальна. Мы не считаем свою чем-то особенным. Особых трудностей мы не испытывали. Для нас важно продолжать писать музыку, важен процесс её создания.

Yusuke Seki: Возможно, произойдет что-то, чего мы не ожидаем, но чтобы всегда быть готовым к любым испытаниям, мы должны быть честны по отношению к своему творчеству. Было бы здорово, если бы мы могли продолжить создавать музыку, которая полюбится слушателям.

Наверняка у вас есть больше песен, чем попали на диски. Скажите, как вы отбираете композиции и когда понимаете, что конкретный трек готов к релизу?

Yusuke Sasaki: Одна из наших сильных сторон – это сочетания разных стилей. И мы хотели, чтобы это было отражено в альбоме. Поэтому песни мы отбирали так, чтобы сохранить баланс.

На всех промо-фото вы скрываете свои лица. Стоит ли за этим что-то?

Toshiaki Wada: Мы не хотим, чтобы от нас шло что-то кроме музыки. Мы хотим, чтобы ее слушали без каких-либо предубеждений.

Yusuke Sasaki: Для нас важна музыка, а не лица или имена.

Эксклюзивный вопрос для российской версии JaME. С чем у вас ассоциируется Россия и слышали ли вы каких-нибудь российских исполнителей?

Toshiaki Wada: Pinkshinyultrablast - очень крутая группа . Они записываются на лейбле club AC30, вы можете найти их работы на SoundCloud. Меня впечатлило их звучание, будто бы смешали Blonde Redhead и Phoenix. И название у них классное!

Yusuke Sasaki: У меня Россия ассоциируется с большими пространствами. Мне кажется, у вас много лиричных артистов.

Yusuke Seki: IOWA очень крутые. А еще в России красивые девушки. (смеется)

Ishitami: По-моему, самое крутое – это терменвокс! Потрясающее изобретение. Очень красиво звучит, когда на нем играют. А еще русский метал – это здорово. Ещё мне нравится, когда смешивается что-то традиционно русское с новым.

Если вас не затруднит, то расскажите, пожалуйста, о чём вы мечтаете? Как группа в целом и как каждый участник по отдельности.

Ishitami: Для нас самое большое счастье, если вы случайно услышите ariel makes gloomy, и вам понравится. Мы хотим продолжать создавать музыку, которую можем создать только мы четверо.

Toshiaki Wada: Как можно дольше писать музыку.

Yusuke Sasaki: Как можно дольше продолжать деятельность в этом составе. И чтобы в итоге у нас было много слушателей.

Yusuke Seki: Чтобы у нас было много слушателей. И еще хочу концерт за рубежом.

Возможно, у вас есть вопрос, на который вы бы очень хотели ответить, но никто вам его не задаёт. Что это за вопрос и как бы вы на него ответили?

Ishitami: Честно говоря, главной песней на oxymoron мы считаем twilight. Однако, к нашему удивлению, и в этом интервью, и на стриминг-сервисах вроде Spotify больше всего интереса вызывает focal point.

twilight лучше всего отражает нашу музыку, легко воспринимается, хотя мы и долго над ней работали. Именно поэтому для нас это главный трек и будет здорово, если мы снимем на него клип.

*прим. - группа получила вопросы до релиза второго клипа. Он был снят на композицию twilight *



Благодарим за уделенное время и желаем вам дальнейших творческих успехов. Напоследок, оставьте послание читателям JaME.

Toshiaki Wada: Для нас честь, если нас будут слушать за рубежом. Мы будем счастливы, если наша музыка займет место в вашей жизни.

Yusuke Sasaki: Спасибо, что интересуетесь японской музыкой и прочитали интервью с ariel makes gloomy. Вы можете не знать японского, но мы будем счастливы, если вы получите удовольствие от нашей музыки.

Yusuke Seki: Спасибо! У нас всего две пластинки, но если вы их послушаете и найдете нечто интересное в звучании, мы будем рады.

Ishitami: Нас очень поддерживает то, что нами интересуются за рубежом. Мы читаем все ваши комментарии. Пожалуйста, поддерживайте нас в дальнейшем.

carbonium и oxymoron доступны для стриминга в сервисе Apple Music.

JaME благодарит ariel makes gloomy и ROCKBELL - Bellwood Records за интервью.
релизы
исполнители
комментарии
blog comments powered by Disqus
реклама
  • Chaotic Harmony
  • euroWH
  • SYNC NETWORK JAPAN